Инструменты сайта


Родина Лидия Михайловна

Одна из 13 сотрудников Всесоюзного института растениеводства, которые в блокаду остались в Ленинграде и спасли от уничтожения Вавиловскую коллекцию — десятки тонн зерна и тонны картофеля. Ответственный хранитель коллекции овса, скончалась от голода, но не отсыпала горстку образцов, которая спасла бы её жизнь.

Я спросил Николая Родионовича Иванова: «Разве не было в тех коробках семян, срок всхожести которых уже истек?» — «Были», — сказал Иванов. Через каждые пять-шесть лет семена необходимо высевать в поле. Те, что высевали в последний раз, скажем, в 1936 году, полагалось сеять в 1942-м. Раз война помешала это сделать — семена устарели, для коллекции, вероятно, погибли. «Их вы тоже не тронули?» — «Разумеется». Вопрос мой показался Иванову странным. «Почему же?» — «Как почему? Есть обязательное правило: хранить образцы не 5—6, а по крайней мере 10—20 лет. Семена стареют неравномерно. Среди десятка мертвых могло оказаться одно живое». Чтобы случайно не тронуть одно живое зерно, к зерну вообще не прикасались. Жизнь одного зерна, которое — а вдруг? — сохранится, берегли пуще, чем свою собственную.

Американский ученый Дж. Р. Харлан-младший сказал о нашем хранилище: «Все больше и больше стран находится сегодня в зависимости от мировой коллекции советского Института растениеводства. Работы этого института необходимы для существования всего человечества».

Источники:

https://www.novayagazeta.ru/articles/2012/11/23/52474-podvig-13-leningradtsev-k-125-letiyu-nikolaya-vavilova

Только авторизованные участники могут оставлять комментарии.

Инструменты пользователя

Инструменты страницы

Инструменты сайта